Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Сны об умерших

Моя бабушка (мать моей матери) приснилась мне живой в параллельном мире — и я во сне знал, что в нашем мире она умерла. Было это лет через десять после её смерти (она умерла в 1971 году).

Отец снился мне живым довольно много раз. При этом я всякий раз во сне знал, что он ожил после смерти, и я всякий раз во сне «торжествующе» восклицал: «А вы говорили, что ожить нельзя!». Один раз в этой «новой жизни» он дожил по крайней мере до 82 лет (тогда как умер он в 71 год).

Мой брат умер 1 августа. А в конце августа я решил, что если я пришью одну оторвавшуюся застёжку на одежде, то мне приснится, что он воскрес. И в конце августа, примерно 27-го числа, я пришил эту застёжку. В ту же ночь мне приснилось, что Андрей начал материализовываться в коридоре нашей квартиры. Я понял, что он воскрес, и сразу же его окликнул, но он был ещё недостаточно плотен, чтобы отвечать. Через несколько секунд он уплотнился. Он был моложе на вид, чем в последнее время, и совершенно здоров. Я его обнял, и мы немного поговорили. При этом, обнимая его, я испытывал те же ощущения от человеческого тела, что и наяву, например, специфическую мягкость рук и спины. Я ощутил некое умиротворение.

Не припомню, чтобы мне когда-либо прежде столь же отчётливо снились тактильные ощущения.  После этого он снился мне довольно часто, но при этом во сне я ни разу не считал, что он когда-либо умирал. И это были малозначительные сны.

(no subject)

В конце 18-го века в математике наступил кризис. Даже не совсем в конце, а примерно к 1770 году. Новых больших идей и новых ведущих математиков не появлялось лет тридцать. Но потом появились Гаусс, Коши, Якоби и многие другие, и «жизнь наладилась».

Сейчас, казалось бы, всё в порядке: математика бурно развивается. Однако кризис имеется и при этом куда более тяжёлый, чем тогдашний. Математика уже очень давно (уже лет девяносто) постепенно всё хуже и хуже справляется с задачами фундаментальной физики. А сейчас фундаментальная физика застопорилась весьма основательно — даже в понимании квантовой механики нет существенного продвижения, не говоря уж о физике «элементарных частиц».

«Наградной» период физики, когда важные для повседневной жизни и для развития технологий физические открытия можно было добывать простыми математическими средствами, закончился. И мы не знаем, какова ширина умственной пропасти, которую нужно перепрыгнуть, чтобы вернуть физику к жизни.

Collapse )

Почему супервайзеры разрешили убить и второго Кеннеди

Возможно, он был более последовательным, чем старший брат, и развязал бы ядерную войну. То есть он решил бы, что мёртвым быть лучше, чем красным. Вот ему и позволили быть мёртвым, но не "сообща".

Предсказания в мире со случайностью

Предположим, что мир наш таков, что в нём бывают подлинно случайные события. Например, случайности могли бы вноситься личностями в моменты решений либо иметься в механических микросистемах, как предполагает большинство принятых в настоящее время физических теорий. Конечно, личностная случайность содержит в себе некое отрицание личностности, частичную деперсонализацию, но сейчас речь не об этом.
Как в таком мире в принципе были бы возможны хорошие предсказатели? Это было бы возможно в том случае, если бы некоторые события имели повышенную и устойчивую вероятность, устойчивую в том смысле, что она мало меняется при огромном разнообразии вариаций предшествующих событий. Такого рода устойчивые события хорошо известны и в нашем мире. Например, очень велика вероятность, что ныне живущий человек умрёт не позднее, чем через 150 лет от настоящего момента. А если человек болен чем-то, что считается неизлечимым нынешней медициной, то дату его смерти можно значительно уточнить. Ещё точнее бывает возможным определить момент смерти приговорённых к смертной казни. И так далее. Правда, такие предсказания может делать кто угодно, и они возможны как в мире без случайности, так и в "большинстве" миров со случайностью.
Интересны совсем другие предсказания.
Самой известной предсказательницей была Ванга. И самыми интересными свидетельствами о её предсказаниях были свидетельства Валентина Сидорова (их разговоры происходили, по его словам, в 1979 году). Так, он описывает эпизод сообщения Ванге о гибели Людмилы Живковой. Ванга удивляется, как такое может быть, ведь она "видит", что Людмила сейчас стоит рядом с Валентином. В другом случае Ванга описала Сидорову, как выглядит одно место в его городе. Описание не совпадает. Но потом Сидоров выяснил, что оно выглядело бы так, если бы в прошлом (ближе к началу 20 века) не снесли некоторые здания и не построили другие.
Такой стиль предсказаний хорошо ложится на следующую "онтологию". Предсказатель находится вне мира и смотрит на ветвящуюся панораму. Там, где вероятности сгущаются, предсказатель видит более отчётливо. Сама панорама не очень широка, не более ста лет назад во времени и не более ста лет вперёд. При этом прошлое удаётся видеть лучше, но не всегда, а только тогда, когда удостоверено кое-что в настоящем. Об этом имеются многочисленные свидетельства клиентов Ванги. Благодаря опорным фактам отсекается "большинство" вариаций прошлого, а именно, тех, которые не могли привести к этим опорным фактам.
Если учесть тот публично заверенный факт, что Ванга предсказала, что "русский Курск" утонет в 2000 году (это предсказание, например, объявили по телевизору то ли в конце декабря 1999 года, то ли в начале января 2000, я сам наблюдал это объявление; подлодка "Курск" утонула в августе 2000 года; Ванга умерла в 1996 году, а город Курск находится значительно выше уровня моря), то её деятельность служит аргументом в пользу наличия в нашем мире либо подлинной случайности, либо случайности "в эффекте" на манер того, что имеется в бомовской механике. В последнем случае малые вариации в опорных фактах (которые всегда имеются если не по содержанию, то уж точно по пространственно-временной привязке) приводят к такого же рода ветвлению, к какому привели бы подлинные случайности.

Однако некая трудность всё же остаётся. Каким образом могут сгущаться вероятности некоторых весьма специфических событий, если подавляющее большинство локализованных событий имеет ничтожную вероятность, а вся картина в целом производит впечатление неустойчивости всего специфического? Я не знаю, придуманы ли хотя бы весьма отдалённо приближенные к реальности нашего мира математические модели, которые содержали бы в себе подобное поведение.

Иногда они возвращаются

Ровно два года назад в очередной раз сообщили о смерти Андрэ Лилиенталя. Я тогда обратил на это внимание нескольких человек. И вот сегодня опять сообщили, что он вчера умер.

Вариант

Раннее умерщвление некоторых математиков можно рассматривать не как предотвращение возможных преждевременных открытий, а ровно наоборот, как проявление их (умерших математиков) ненужности в ближайшее время. А именно, Абель и Галуа выполнили важную задачу, и дальше математика 19-го века могла обойтись без них. Кроме того, раннее умерщвление, возможно, обеспечивает бОльшую лёгкость апгрейда. Так что можно предположить, что их "побаловали раем", апгрейдировали до Гротендика (Галуа) и Серра (Абеля) и запустили в мир ровно в тот момент, когда их появление было наиболее эффективным.
Тут можно пойти дальше и предположить, что Гаусса сделали Зарисским. Они похожи тем, что знали сильно больше, чем публиковали, были осторожными, старались изложить некоторые из открытий, полученные на внутреннем не до конца обоснованном языке, посредством старого языка, который был вполне обоснован, но на котором нельзя было придумать тех открытий. Можно предположить, что для Гаусса апгрейд, если и требовался, то не такой значительный. Отсюда и его некороткая жизнь.
Почему в качестве следующего воплощения часто предпочтительны евреи? Потому что они по сравнению с другими в среднем более мотивированы на достижения, более прямолинейны, более просты, более послушно готовы следовать "своему" призванию. Русские же колебанты, пожалуй, находятся на противоположном конце шкалы.
Про Витольда Гуревича можно в этой связи сказать, что он сделал многочисленные начинания в тридцатые годы и в начале сороковых, а потом придумывать на том же уровне было уже нечего. Ведь он давал первые толчки, иногда даже буквально: так, он придумал писать стрелку в обозначении функции, и этого оказалось достаточно, чтобы подбить Эйленберга и Маклейна на создание целой теории категорий. Так что и его гибель, возможно, была наградной.
Гротендик же, уйдя из активной математики в нестаром ещё возрасте, возможно, не ухудшил тем самым возможности будущего апгрейда.

Кто на кого нападает

По сводкам МВД, на территории РФ иностранцы совершают в четыре с лишним раза больше преступлений, чем совершается преступлений против них. Разумно считать, что преступление иностранца, которое не является преступлением против конкретных лиц (чаще всего, это нанесение финансового или имущественного ущерба государству), есть всё же преступление против всех граждан РФ. Так как часть преступлений иностранцы совершают против иностранцев (для некоторых групп такие преступления даже составляют большинство, например, скорее всего так дело обстоит с вьетнамцами), то отношение числа преступлений иностранцев против граждан РФ к числу преступлений граждан РФ против иностранцев значительно больше четырех. Например, если бы половина преступлений против иностранцев совершалась иностранцами, то искомое отношение было бы больше семи.
90 процентов преступлений, совершаемых иностранцами, приходится на "страны СНГ". А что насчёт Прибалтики? МВД умалчивает.
Таким образом, иностранцы являют собой очевидную криминальную угрозу для граждан РФ.
Понятное дело, что в открытом доступе МВД не даёт никаких сведений об этническом распределении преступлений. Поэтому, в частности, официально ничего не сообщается о том, сколько преступлений совершают русские граждане РФ против нерусских граждан РФ и наоборот. Но как раз официальное молчание и заставляет предположить, что нерусские нападают на русских, как минимум, в несколько раз чаще, чем наоборот.

Как внизу, так и наверху

В противоположность распространенной вере я полагаю, что после смерти человека ждут те же самые, что и здесь, неполнота информации, шпионство, интриги, весьма ограниченные, но все-таки какие-никакие возможности что-то сделать (здесь я тоже противостою этой самой распространенной вере, согласно которой человек знать будет почти всё, а сделать не сможет практически ничего). Даже насилие вроде принуждения, похищений, заточений и уничтожения душ тоже будет иметься "в ассортименте". Позитивные моменты также будут присутствовать.

Осетины

Пока они демонстрируют желание действовать логично - в кавказском смысле. Но публичность, то есть митинг с требованием назвать имена террористов, может быть истолкована двояко. То ли это действительно лучший способ узнать, то ли попытка накрутить себя, чтобы добавить недостающей решимости.
Это в некотором смысле решающий вопрос момента - хватит ли у них воли, чтобы запустить механизмы мести.