Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

Даниил Андреев говорил, что бывшие титаны, став людьми, выделяются «на общем фоне масштабом своей личности и особым сумрачным, хотя отнюдь не тёмным её колоритом». И среди деятелей мировой культуры он относит к ним, в частности, Эсхила, Данте, Леонардо, Микеланджело, Гёте, Бетховена, Вагнера, Ибсена, Лермонтова, Льва Толстого.
Если согласиться с «титанической» теорией Андреева (а она вообще-то сомнительна), то он допустил здесь значительные ошибки. Из всего перечисленного им ряда подходит только Лермонтов и с натяжкой Бетховен. Вместо Гёте должен присутствовать Шиллер. И даже самого главного «титана» он не упомянул — я имею в виду Верди.

(no subject)

Не две вещи, а два человека в мире удивляют меня: Джузеппе Верди и Николай Гартман. Первый каким-то образом ухитрялся поместить в оперу в пять раз больше мелодий, чем Моцарт, и при этом они у него были значительно более развитыми, чем у Моцарта. А второй каким-то образом ухитрялся не дать одной мысли увлечь за собой и тем самым сбить с пути истинного другую, чего не могли последовательным образом сделать все остальные философы, не говоря уж о просто людях (помню, как я сам до знакомства с трудами Гартмана иногда частично смешивал возможное с идеальным, не понимая, что бывает реальная возможность и бывает идеальная возможность (ака непротиворечивость) и как я обнаружил после чтения Гартмана множество плаваний подобного рода у всех других читанных мною философов, среди модальных различений можно упомянуть ещё реальную действительность и идеальную действительность, реальную необходимость и идеальную необходимость и отрицания всех шести вышеупомянутых модусов, аналогично можно говорить и о познавательных возможности, действительности и необходимости и их отрицаниях; имеются и гибридные сферы с их модусами; разумеется, модальными вопросами система различений, имеющихся у Гартмана и не имеющихся у других философов, отнюдь не ограничивается).

Collapse )

(no subject)

У Соллертинского, оказывается, был ещё и плохой музыкальный вкус. Он считал "Эврианту" самой совершенной по музыке веберовской оперой и сваливал её сценическую неудачу на плохое либретто. Однако в действительности по музыке она и в подмётки не годится "Вольному стрелку".
То же самое можно сказать и об А.Н.Серове.
Почти всегда массовый слушатель/зритель ставит на место таких декадентских критиков. Они декаденты и тогда, когда рядятся в одежды поборников "правды жизни". В случае с операми Вебера это и произошло.

Но и в "Вольном стрелке" при всей его гениальности проявились характерные достоинства и недостатки немецкой музыки: сильный оркестр, сильные танцы и более слабые вокальные мелодии. Вокальные мелодии в "Вольном стрелке" хороши, но не развиты.

(no subject)

Самое знаменитое и самое впечатляющее место в фильме "Амадеус" является одновременно самым позорно лживым. Якобы не имея нормальных аргументов для снижения оценки оперы "Похищение из сераля", император прибегает к помощи графа Орсини-Розенберга. Тот подсказывает ему: "слишком много нот".
Но на самом деле опера в целом мелодически слаба, хотя в ней и есть неплохие мелодические фрагменты. И если считать, что так думает и император (что она мелодически слаба), то его оценка просто дипломатична, чтобы Моцарт не обиделся. А зритель фильма подбивается режиссёром к тому, чтобы считать, что опера отличная, а император имеет плохой вкус. Вкус у императора действительно был плохой, потому что ему больше нравились несравненно худшие оперы Сальери, но в отношении "Похищения из сераля" вкус его не подвёл.
Реальный, а не киношный император вроде бы действительно сказал, что эта опера слишком тонкая (слишком красивая) для его ушей - в ней слишком много нот.
В фильме император сильнее упирает не на перегруженность партитуры (правда, это тоже имеется в виду), а на то, что опера слишком длинная, имея в виду усталость и скуку зрителей. Когда он пытается выразить это "потактичнее", он говорит, что если бы оперу немного подсократить, то она получилась бы совершенной. Когда "не понявший" Моцарт спрашивает, что именно следовало бы сократить, императора выручает крик будущей тёщи Моцарта.

(no subject)

Способности людей за последние сто лет выросли в большинстве направлений: люди стали ловчее и сообразительнее. Но есть две области, где наблюдается нечто противоположное, и обе они связаны с музыкой. Во-первых, налицо очевидный упадок в композиции. Пусть произошло бегство из тональной музыки (хотя оно тоже служит показателем снижения способностей к созданию мелодий). Но и в других музыкальных жанрах (в "несерьёзной" музыке) процветает эпигонство и упрощенчество. Во-вторых, значительно ухудшились женские голоса. Из них ушли прозрачность и "металл". Ни одна современная певица не сравнится с Розой Понсель, Альмой Глюк, Луизой Тетраццини, Амелитой Галли-Курчи, Аделиной Патти и ещё с десятком других певиц первой трети двадцатого века.

С чем это связано? Не знаю. Разве что годятся соображения вот какого рода.
Ницше говорил, что богам на Земле больше негде жить, кроме как в музыке. А теперь они, как говорит Гейман, переселились в цифровую сферу.

Убил ли Сальери Моцарта?

На основе той небольшой информации, что имеется в публичном доступе, более правдоподобным выглядит, что убил. Ведь никто его не принуждал сознаваться, а он сознался. Наиболее подходящий способ убийства, как уже неоднократно писали, это отравление за обедом у Сальери. То, что Моцарт умер не сразу, может объясняться не только природой яда, но и его дозой.

Если Сальери убил Моцарта, то зачем? Мотив был. Моцарт был очень активен в попытках самопродвижения. И Сальери недаром опасался, что из-за телодвижений Моцарта может лишиться должности и жалованья. Ведь Сальери хорошо знал "особ королевской крови": ради умиротворения обстановки они могли уволить со службы всех музыкантов и набрать полностью новых. Сальери приписывают фразу, якобы сказанную им после смерти Моцарта: "Туда ему и дорога. А то скоро мы все могли остаться без работы".

Надо сказать, что прилично оплачиваемых "музыкальных" должностей тогда было очень мало.

Что касается мотива зависти, то и Пушкин, и Шеффер намеренно сместили акцент. Пушкин понимал, что Сальери больше ценил алгебраическую музыку, чем моцартовскую, как мы сейчас бы сказали, попсу. Но Пушкин противопоставил Сальери Моцарту, а противопоставлять надо было по большому счёту Баха Моцарту, хотя про Баха Пушкин скорее всего и не слышал. Сальери же, вероятно, противопоставлял Моцарту не себя, а Глюка, Генделя и Гайдна (про них же Пушкин был наслышан). Шеффер упирает на различия в образе жизни (этот мотив он позаимствовал у Пушкина) и на "несправедливость" раздачи даров, типа, "Господь, ты не прав" ("но правды нет и выше").

При этом Сальери высоко оценивал ряд сочинений Моцарта. Так, он вслух восхищался почти каждой музыкальной фразой "Волшебной флейты". Про самого себя Сальери хорошо знал, что музыка его в основном "так себе" (и она и впрямь такова - в этом можно убедиться по имеющимся теперь записям). Завидовал ли он Моцарту, причём до исступления? Если и завидовал, то скорее всего умеренно - такой зависти для убийства совершенно недостаточно.

А какую роль играл для Сальери мотив неправильного музыкального направления, по которому мог повести европейскую музыку Моцарт? Возможно, что это для Сальери было значимо. Ведь он учил Бетховена, Шуберта и Листа. И хоть от "глюкианства" они и ушли, но к Моцарту не приблизились. Скорее напротив - моцартовский стиль был ими в итоге успешно похоронен. Но это всё-таки более зыбкая почва: начинал Бетховен моцартоподобно, а тогда влияние Сальери на него, Бетховена, было наиболее велико.

(no subject)

Кто из людей ближе всех к божеству? Ближе хотя бы в одном направлении, пусть и узком? Я полагаю, что это - большие композиторы, способные почти в одном мгновении охватывать крупное симфоническое произведение. Другие кандидаты - это большие математики с развитым геометрическим зрением. Следует при этом понимать, что эти "предбоги" вполне могут быть неумными людьми, то есть их дар может быть настоящим "флюсом".

Чудовищное

Оказывается, в России происходят удивительные вещи. На звуковую дорожку старых музыкальных фильмов кое-кто позволяет себе накладывать пение теперешних исполнителей. Так произошло в одном "релизе" фильма "Актриса" (фильм был снят в 1942 году). Вместо оригинального пения Веры Израилевны Красовицкой (которая в оригинальном фильме исполняла вокальные номера) потребителю там подсунули пение какой-то теперешней певицы - ужасающее, надо сказать, но дело даже не в этом, а в самОм варварском отношении.

Интересно, где-нибудь ещё такое практикуют?

(no subject)

Проверил у Бетховена. И действительно, за основу музыки в этом эпизоде "Зеркала для героя", можно сказать, взята тема из пятой части шестой симфонии Бетховена. Может, даже в каком-то другом сочинении Бетховена имеется точно та же мелодия, что и в фильме.

(no subject)

Я, разумеется, понимаю, что выделять какой-то фрагмент из какого-то фильма как самый лучший среди всех фильмов опрометчиво. Но часто мне кажется, что таковым является эпизод из хотиненковского "Зеркала для героя", в котором главный герой уезжает на поезде. Во всяком случае он явно заруливает эпизод полёта гитлеровцев на партийный съезд из "Триумфа воли", в котором фоновой музыкой служит "Хорст Вессель". У Хотиненко и музыка в этом эпизоде сильнее. Чья она? Я её не узнаю (а вообще в фильме используется музыка Бизе, Вагнера и много какая ещё). Может, её написал композитор фильма Борис Петров?