Category: музыка

(no subject)

Даниил Андреев говорил, что бывшие титаны, став людьми, выделяются «на общем фоне масштабом своей личности и особым сумрачным, хотя отнюдь не тёмным её колоритом». И среди деятелей мировой культуры он относит к ним, в частности, Эсхила, Данте, Леонардо, Микеланджело, Гёте, Бетховена, Вагнера, Ибсена, Лермонтова, Льва Толстого.
Если согласиться с «титанической» теорией Андреева (а она вообще-то сомнительна), то он допустил здесь значительные ошибки. Из всего перечисленного им ряда подходит только Лермонтов и с натяжкой Бетховен. Вместо Гёте должен присутствовать Шиллер. И даже самого главного «титана» он не упомянул — я имею в виду Верди.

(no subject)

Не две вещи, а два человека в мире удивляют меня: Джузеппе Верди и Николай Гартман. Первый каким-то образом ухитрялся поместить в оперу в пять раз больше мелодий, чем Моцарт, и при этом они у него были значительно более развитыми, чем у Моцарта. А второй каким-то образом ухитрялся не дать одной мысли увлечь за собой и тем самым сбить с пути истинного другую, чего не могли последовательным образом сделать все остальные философы, не говоря уж о просто людях (помню, как я сам до знакомства с трудами Гартмана иногда частично смешивал возможное с идеальным, не понимая, что бывает реальная возможность и бывает идеальная возможность (ака непротиворечивость) и как я обнаружил после чтения Гартмана множество плаваний подобного рода у всех других читанных мною философов, среди модальных различений можно упомянуть ещё реальную действительность и идеальную действительность, реальную необходимость и идеальную необходимость и отрицания всех шести вышеупомянутых модусов, аналогично можно говорить и о познавательных возможности, действительности и необходимости и их отрицаниях; имеются и гибридные сферы с их модусами; разумеется, модальными вопросами система различений, имеющихся у Гартмана и не имеющихся у других философов, отнюдь не ограничивается).

Collapse )

Убил ли Сальери Моцарта?

На основе той небольшой информации, что имеется в публичном доступе, более правдоподобным выглядит, что убил. Ведь никто его не принуждал сознаваться, а он сознался. Наиболее подходящий способ убийства, как уже неоднократно писали, это отравление за обедом у Сальери. То, что Моцарт умер не сразу, может объясняться не только природой яда, но и его дозой.

Если Сальери убил Моцарта, то зачем? Мотив был. Моцарт был очень активен в попытках самопродвижения. И Сальери недаром опасался, что из-за телодвижений Моцарта может лишиться должности и жалованья. Ведь Сальери хорошо знал "особ королевской крови": ради умиротворения обстановки они могли уволить со службы всех музыкантов и набрать полностью новых. Сальери приписывают фразу, якобы сказанную им после смерти Моцарта: "Туда ему и дорога. А то скоро мы все могли остаться без работы".

Надо сказать, что прилично оплачиваемых "музыкальных" должностей тогда было очень мало.

Что касается мотива зависти, то и Пушкин, и Шеффер намеренно сместили акцент. Пушкин понимал, что Сальери больше ценил алгебраическую музыку, чем моцартовскую, как мы сейчас бы сказали, попсу. Но Пушкин противопоставил Сальери Моцарту, а противопоставлять надо было по большому счёту Баха Моцарту, хотя про Баха Пушкин скорее всего и не слышал. Сальери же, вероятно, противопоставлял Моцарту не себя, а Глюка, Генделя и Гайдна (про них же Пушкин был наслышан). Шеффер упирает на различия в образе жизни (этот мотив он позаимствовал у Пушкина) и на "несправедливость" раздачи даров, типа, "Господь, ты не прав" ("но правды нет и выше").

При этом Сальери высоко оценивал ряд сочинений Моцарта. Так, он вслух восхищался почти каждой музыкальной фразой "Волшебной флейты". Про самого себя Сальери хорошо знал, что музыка его в основном "так себе" (и она и впрямь такова - в этом можно убедиться по имеющимся теперь записям). Завидовал ли он Моцарту, причём до исступления? Если и завидовал, то скорее всего умеренно - такой зависти для убийства совершенно недостаточно.

А какую роль играл для Сальери мотив неправильного музыкального направления, по которому мог повести европейскую музыку Моцарт? Возможно, что это для Сальери было значимо. Ведь он учил Бетховена, Шуберта и Листа. И хоть от "глюкианства" они и ушли, но к Моцарту не приблизились. Скорее напротив - моцартовский стиль был ими в итоге успешно похоронен. Но это всё-таки более зыбкая почва: начинал Бетховен моцартоподобно, а тогда влияние Сальери на него, Бетховена, было наиболее велико.

(no subject)

Кто из людей ближе всех к божеству? Ближе хотя бы в одном направлении, пусть и узком? Я полагаю, что это - большие композиторы, способные почти в одном мгновении охватывать крупное симфоническое произведение. Другие кандидаты - это большие математики с развитым геометрическим зрением. Следует при этом понимать, что эти "предбоги" вполне могут быть неумными людьми, то есть их дар может быть настоящим "флюсом".

Чудовищное

Оказывается, в России происходят удивительные вещи. На звуковую дорожку старых музыкальных фильмов кое-кто позволяет себе накладывать пение теперешних исполнителей. Так произошло в одном "релизе" фильма "Актриса" (фильм был снят в 1942 году). Вместо оригинального пения Веры Израилевны Красовицкой (которая в оригинальном фильме исполняла вокальные номера) потребителю там подсунули пение какой-то теперешней певицы - ужасающее, надо сказать, но дело даже не в этом, а в самОм варварском отношении.

Интересно, где-нибудь ещё такое практикуют?

(no subject)

Проверил у Бетховена. И действительно, за основу музыки в этом эпизоде "Зеркала для героя", можно сказать, взята тема из пятой части шестой симфонии Бетховена. Может, даже в каком-то другом сочинении Бетховена имеется точно та же мелодия, что и в фильме.

(no subject)

Я, разумеется, понимаю, что выделять какой-то фрагмент из какого-то фильма как самый лучший среди всех фильмов опрометчиво. Но часто мне кажется, что таковым является эпизод из хотиненковского "Зеркала для героя", в котором главный герой уезжает на поезде. Во всяком случае он явно заруливает эпизод полёта гитлеровцев на партийный съезд из "Триумфа воли", в котором фоновой музыкой служит "Хорст Вессель". У Хотиненко и музыка в этом эпизоде сильнее. Чья она? Я её не узнаю (а вообще в фильме используется музыка Бизе, Вагнера и много какая ещё). Может, её написал композитор фильма Борис Петров?

Добавление

Даже фамилии композиторов (Парсонс/Хайнс - именно через дробь) в этом фильме до некоторой степени являются шуткой. Поиск показывает, что Стивен Парсонс и Френсис Хайнс были соавторами музыки к многим фильмам, в том числе и к довольно известным. Но дело в том, что английский актёр Николас Парсонс долго выступал на телевидении в шоу самого известного (в конце 50-ых - начале 60-ых годов) английского комика Артура Хайнса. Правда, одной буквой (i вместо y) фамилии двух Хайнсов различаются.

Моцартовская и сальериевская зависть

Жена Моцарта, очевидно, постоянно говорила ему, что Сальери, конечно, намного талантливее - потому-то и чин у него высокий, и оперы его постоянно ставят, не то что у некоторых.
Моцарт, таким образом, в своей зависти полагал, что в его оценке людьми и начальством была допущена несправедливость. И в общем-то он был прав, но только отчасти, потому что при всей своей гениальности музыку он писал попсовую, то есть плохую. Она долго нравилась и еще теперь нравится дворянско-интеллигентско-простолюдинским народным массам, потому что у них превалирует дурной вкус. Причем этот дурной вкус плох не только эстетически, но и этически. Этому греху поддался даже Гессе, такой искушенный в вопросах власти (то есть в вопросах этики) писатель.
А Сальери, как выяснилось в конце его жизни, завидовал моцартовской гениальности. Казалось бы, в своей зависти Сальери был поэтому кругом неправ. Но ведь он видел, что Моцарт пишет попсовую музыку, а сам он, Сальери, старался выдать не только попсу, правда, получалась у него тоже плохая музыка, прямолинейная и тяжеловесная.
Надо сказать, что Сальери очень уязвил Пушкина. Пушкин прекрасно знал, что растратил свой поэтический гений на написание главным образом попсовых стихов. И при этом ему даже некому было завидовать, потому что ни одного поэта так не ценили публика и царь!

А вообще зависть - это самое убедительное свидетельство против солипсизма, потому что она подстерегает человека именно в те моменты, когда на него могут нахлынуть солипсические настроения, а именно, когда он один и мечтательно "размышляет".

Как узнать "еврея"

Проанализировав жэжэшные дискуссии, Милитарев придумал превосходный критерий, по которому можно узнать, является ли человек "архетипическим" евреем. Этот критерий применим в основном к этническим евреям, евреям-полукровкам и этническим русским (естественно, даже к таким, у которых еврейской крови совсем нет).
Архетипический еврей - это тот, кто вступая в обсуждение темы агрессивного поведения какой-то этнической группы в отношении русских, будь то конкретный случай или же статистика, или общее рассуждение, старается увести обсуждение от этой темы. Он, например, может начать говорить, что не все "таджики" (здесь могут быть любые "инородцы") таковы (когда речь не шла о том, сколько из них таковы) или что опять русские фашисты завели свою волынку о злой неруси, обижающей русских, или что ни у кого нет права обвинять целый народ и т.п. Он, разумеется, будет ломать тему не всегда. Но если, например, он делает это в 90 процентах случаев, а в 10 процентах случаев обсуждает тему напрямую (неважно, опровергая или подтверждая обвинения против предполагаемо агрессивной этнической группы), то он "еврей" на 90 процентов.