Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Про Даниила Андреева можно сказать, что он в соответствии со своим настроем торопился. Он думал, что так как целью является всемирное братство людей, то Россия, предназначенная возглавить движение к этому братству, должна будет срочно наверстать все свои отставания и сделаться ласковее к другим странам. И на этом пути он считал необходимым для русского духа ассимилировать индийский и вообще азиатский религиозный опыт.

Но пока мы видим, что Россия стала ласковее к своим собственным гражданам, до некоторой степени к незападным странам и сильнее ассимилировала западный религиозный, мистический и особенно научно-мистический опыт. В этой ассимиляции она проявила и творческую жилку, доходящую до лидерства, в лице (и в какой-то мере даже Блаватской) Успенского и самого Андреева, а также писателей-фантастов (вначале Полещука и братьев Стругацких, а потом, начиная с конца восьмидесятых годов, и многих других). Андреев верно указывал, что Россия не создала своей философии, так как опираться в таком создании на философию Античности и потом Запада было невозможно, потому что эта западная философия была неадекватна стоящим перед Россией задачам. Но надо отметить не замеченное Андреевым, а именно, что отдельные философы академического типа у России всё же были, хотя они и не были лидерами мировой философии. Это, например, Вышеславцев, Лосский и Сергей Булгаков, испытавшие влияние Николая Гартмана.

Collapse )

"Классификация" русских мыслителей 19-го века

Толстой и Достоевский в основном двигались в колеях младенческого этапа развития психологии. Но вели себя так, будто душа человека — раскрытая перед ними книга. Отсюда и мифологическая бинарность их конструкций. Но Достоевский превосходит Толстого, так как порой выходил за эти рамки. Например, он понял, что жизненный выбор в пользу открытого конфликта делает человека белой вороной в русском обществе (князь Мышкин).

Белинский сделал уже более значительный шаг из этого болота, хоть он им и предшествовал. Он поставил под вопрос моральность создателей человека. Для мировой мысли это совсем не было новостью, но в России на это до той поры не фокусировали внимание. Проблема же мелиорации прошлого, то есть какого-то, до сих пор непонятно какого, исправления незаслуженных страданий — это открытие Белинского.

Островский же и Гончаров проникли в 20-ый и 21-ый века. Островский трактовал вопросы психологической власти в малых коллективах и в этом отношении является предшественником, например, Поршнева и Бурдье. Гончаров представил первую реальную попытку выявить своеобразие русского народа без опоры на мифологические представления народа о самом себе, включая и мифологические представления о самом себе русского образованного слоя.

(no subject)

Стоит отметить, что хотя Даниил Андреев всю жизнь писал стихи, религиозный вкус у него был архаический и крайне дурной. Все эти «ликования», якобы непрерывно происходящие в высших сферах, могут нравиться только психически больным людям.

И система мира у него хотя и включает множество новаторских идей, в своей «скелетной» основе всё же ещё не оторвалась от пуповины гностицизма, то есть от глубокой архаики.

(no subject)

Даниил Андреев говорил, что бывшие титаны, став людьми, выделяются «на общем фоне масштабом своей личности и особым сумрачным, хотя отнюдь не тёмным её колоритом». И среди деятелей мировой культуры он относит к ним, в частности, Эсхила, Данте, Леонардо, Микеланджело, Гёте, Бетховена, Вагнера, Ибсена, Лермонтова, Льва Толстого.
Если согласиться с «титанической» теорией Андреева (а она вообще-то сомнительна), то он допустил здесь значительные ошибки. Из всего перечисленного им ряда подходит только Лермонтов и с натяжкой Бетховен. Вместо Гёте должен присутствовать Шиллер. И даже самого главного «титана» он не упомянул — я имею в виду Верди.

Является ли Булгаков автором "Двенадцати стульев" и "Золотого телёнка"

Слова «дёрнув щекой» встречаются в «Ханском огне», «Морфии», «Белой гвардии», в вариантах «Мастера и Маргариты». «Дёрнув ртом» имеются в «Белой гвардии». «Дёргая ртом» имеются в «Записках покойника» и в «Я убил». В «Белой гвардии» есть ещё и «дёргая щекой». В «Мастере и Маргарите» есть слова «дёргаясь щекой».

А в «Двенадцати стульях» есть словосочетание «дёрнув щёчкой».

Так как я пока не читал всего Булгакова и притом внимательным образом, то других его характерных словосочетаний я пока вспомнить не могу. Надеюсь, что по мере обнаружения таковых я и их протестирую.

(no subject)

Я пытаюсь понять, существуют ли литературные произведения, которые мне по-настоящему нравятся.

Есть один автор, выхода новых книг которого я жду. Это Евгений Филенко. Многие его книги для меня достаточно занимательны. При этом мне не вполне нравится его философия — за старательное неубивание героями злодеев, даже в ситуациях, когда исход решают мгновения.

Раньше столь же занимательными для меня были «Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер» братьев Стругацких.

Я высоко ценю «Ручной привод» Панова, «Спектр» Лукьяненко и «Криптозой» Головачёва. А также эпопеи Звягинцева и Джордана, произведения Булгакова, А.Н.Островского, Гончарова и Гофмана. Но они для меня не столь занимательны.

(no subject)

Долгое время не существовало учебника дифференциальной топологии, который подходил бы людям, изучающим математику, но не могущим стать профессиональными математиками. Книги Хирша, Гийёмина и Поллака, Бредона, Косинского не подходят из-за большого количества пробелов, восполнить которые можно либо обладая большими математическими способностями, либо имея хорошего инструктора. А в книге Манкрса совсем мало материала. Из книг Постникова можно извлечь необходимое, но соответствующий материал переплетён с другим (большим по объёму) материалом.
Но сейчас имеется книга Мукерджи, которая восполняет пробелы. Достигнуто это в ней в немалой мере из-за того, что понятия ставятся в слегка более общую рамку, благодаря чему называются их настоящими именами. Это повышение уровня абстракции не вредит пониманию, а наоборот, ему способствует — по той причине, что оно несильное. Кроме того, разбор примеров весьма аккуратен — он значительно лучше, чем, например, в книге Уэллса «Дифференциальное исчисление на комплексных многообразиях».
И в целом индийские авторы математических учебников отличаются повышенной аккуратностью и, следовательно, учётом интересов вышеуказанной аудитории.

(no subject)

Немного удивляет переводческая практика американцев. Понятно, почему они не перевели на английский книги Ладгайери и Мерсье. Но они не перевели и такие шедевры, как «Тензоры» Лорана Шварца и «Дифференциальную геометрию и аналитическую механику» Годбийона. А если как следует покопаться, то нетрудно будет обнаружить десятки прекрасных французских математических книг, не переведённых на английский.

При этом я бы не сказал, что студенты американских университетов, как правило, могут читать по-французски. Обычно читать по-французски человек начинает после защиты диссертации (я имею в виду PhD).

(no subject)

Когда Кушниренко переводил книгу Годбийона, он уже был доцентом. Но и он при переводе не читал книгу по смыслу, так как он только в очень редких случаях исправил опечатки оригинала, сохранив даже самые нелепые опечатки, проникшие по случайности, а также не исправил неточности.

Попытка оправдать переводчика срочностью работы не проходит, потому что квалифицированный математик должен замечать, например, имеющуюся в некоторых местах оригинала путаницу между двойственными пространствами, а Кушниренко заметил её не везде.

Хорошо хоть новых ошибок Кушниренко добавил немного. Но я уже нашёл такую добавленную им ошибку, которая получилась у него именно из-за того, что он не читал оригинал по смыслу — если бы читал, то сверился бы ещё раз с оригиналом и увидел, что там этой ошибки нет.

И при всём этом перевод Кушниренко ещё следует отнести к относительно лучшим переводам математических книг на русский язык. То есть большинство «топовых» переводов математики на русский довольно невысокого качества.

(no subject)

Я считаю, что из всех неформальных (нематематизированных) книг по квантовой механике лучше всего отражает её структуру книга Дирака. Математически воспроизвести интуитивную дираковскую структуру можно посредством оснащённых гильбертовых пространств (ОГП). Но все книги, которые трактуют квантовую механику математически и посвящены собственно квантовой механике и описывают её как целое, не используют ОГП. А те книги, в которых ОГП используется, либо посвящены в большей мере не квантовой механике, либо трактуют квантовую механику нематематически.

Поэтому хотя ортодоксальная квантовая механика и созрела для математического изложения почти такой же проработанности, как имеющиеся изложения классической механики, само такое изложение по-прежнему откладывается.

Наиболее развитой формы математическое изложение квантовой механики достигло в выдающейся книге Ландсмана. Но в ней не используется теория распределений (а значит, и ОГП).