(no subject)

Про Даниила Андреева можно сказать, что он в соответствии со своим настроем торопился. Он думал, что так как целью является всемирное братство людей, то Россия, предназначенная возглавить движение к этому братству, должна будет срочно наверстать все свои отставания и сделаться ласковее к другим странам. И на этом пути он считал необходимым для русского духа ассимилировать индийский и вообще азиатский религиозный опыт.

Но пока мы видим, что Россия стала ласковее к своим собственным гражданам, до некоторой степени к незападным странам и сильнее ассимилировала западный религиозный, мистический и особенно научно-мистический опыт. В этой ассимиляции она проявила и творческую жилку, доходящую до лидерства, в лице (и в какой-то мере даже Блаватской) Успенского и самого Андреева, а также писателей-фантастов (вначале Полещука и братьев Стругацких, а потом, начиная с конца восьмидесятых годов, и многих других). Андреев верно указывал, что Россия не создала своей философии, так как опираться в таком создании на философию Античности и потом Запада было невозможно, потому что эта западная философия была неадекватна стоящим перед Россией задачам. Но надо отметить не замеченное Андреевым, а именно, что отдельные философы академического типа у России всё же были, хотя они и не были лидерами мировой философии. Это, например, Вышеславцев, Лосский и Сергей Булгаков, испытавшие влияние Николая Гартмана.

Collapse )

"Классификация" русских мыслителей 19-го века

Толстой и Достоевский в основном двигались в колеях младенческого этапа развития психологии. Но вели себя так, будто душа человека — раскрытая перед ними книга. Отсюда и мифологическая бинарность их конструкций. Но Достоевский превосходит Толстого, так как порой выходил за эти рамки. Например, он понял, что жизненный выбор в пользу открытого конфликта делает человека белой вороной в русском обществе (князь Мышкин).

Белинский сделал уже более значительный шаг из этого болота, хоть он им и предшествовал. Он поставил под вопрос моральность создателей человека. Для мировой мысли это совсем не было новостью, но в России на это до той поры не фокусировали внимание. Проблема же мелиорации прошлого, то есть какого-то, до сих пор непонятно какого, исправления незаслуженных страданий — это открытие Белинского.

Островский же и Гончаров проникли в 20-ый и 21-ый века. Островский трактовал вопросы психологической власти в малых коллективах и в этом отношении является предшественником, например, Поршнева и Бурдье. Гончаров представил первую реальную попытку выявить своеобразие русского народа без опоры на мифологические представления народа о самом себе, включая и мифологические представления о самом себе русского образованного слоя.

(no subject)

Считается, что Уилки Коллинз страдал от ревматоидного артрита, а поэтому и принимал болеутоляющие наркотики. Но у него сильно ухудшилось зрение. Поэтому я предполагаю, что у него была почечная недостаточность, как, например, у Булгакова, у которого тоже сильно ухудшилось зрение. Умер Коллинз от инсульта, который вообще-то нередко бывает следствием почечной недостаточности.

(no subject)

В своём походе против морали Даниил Андреев идёт дальше, чем любая авраамическая конфессия. Любое наказание у него — от демонов, от Бога же — только милование. Поэтому весь первый этаж здания морали, основанный на справедливости, у Андреева во многом демонический. Он даже осмелился ввести такой критерий подлинности текстов Нового Завета: все места, где говорится о наказании грешников и вообще о каком-либо возмездии, являются, согласно Андрееву, фальшивками, инспирированными демонами.

Отсюда понятна, в частности, любовь Даниила Андреева к индуизму.

А посмертные наказания грешников, согласно Андрееву, происходят из-за того, что власть демонов очень сильна — это ведь демоны грешников истязают и мучают, и вообще демоны ввели закон кармы. Кроме того, современными государствами, согласно Андрееву, правят демоны великодержавной государственности, роль которых, правда, «противоречива, двойственна», так как они не дают демонам других государств уничтожить народ, ведомый данным демоном.

Другое дело, что Андреев не призывал полностью отказаться от принципов справедливости: пусть в них и много демонического, но следование одной лишь любви/милосердию в наличных обществах приведёт к ещё большему злу. В этом «противоречивый» характер справедливости. Но, конечно, ему хотелось сместить баланс в пользу менее суровых уголовных наказаний.

Collapse )

(no subject)

Стоит отметить, что хотя Даниил Андреев всю жизнь писал стихи, религиозный вкус у него был архаический и крайне дурной. Все эти «ликования», якобы непрерывно происходящие в высших сферах, могут нравиться только психически больным людям.

И система мира у него хотя и включает множество новаторских идей, в своей «скелетной» основе всё же ещё не оторвалась от пуповины гностицизма, то есть от глубокой архаики.

(no subject)

Если инкарнации существуют, то они вполне могут быть и такими: личность одновременно остаётся целиком в каком-то мире и инкарнируется, например, у нас, но в изменённом виде. Так что личности увеличиваются в количестве. Воскрешение же человека в нескольких экземплярах, скопированных из разных моментов его жизни, тоже приводит к увеличению количества личностей. Аналогично и ветвление миров на нашем плане существования.

Битва за историю

Путин обещал «заткнуть поганый рот» документами. Конечно, он прекрасно знает, что одно только доброе слово не сработает, нужен ещё и пистолет. А смена риторики означает обещание в будущем перейти к использованию пистолета. Вопрос лишь в том, сам ли Путин будет его применять (в частности, к Польше, но не только к ней) или же предоставит сделать это следующим (по времени) начальникам.

Почему нельзя доверять прозрениям Даниила Андреева

У Хармса было:

«Видит горы и леса,
Облака и небеса.
Но не видит ничего,
Что под носом у него».

Так и Даниил Андреев объявил чемпионом по зверствам среди подчинённых Сталина Берию, а чемпионом по зверствам среди инквизиций испанскую. И то, и другое было лидирующим в конце пятидесятых годов мифом и одновременно и то, и другое не просто не соответствует действительности, но и весьма сильно отклоняется от неё. Например, среди инквизиций с большим отрывом лидирует немецкая, а испанская находится примерно на пятом месте по количеству обвинительных приговоров, а процент смертных приговоров у испанской инквизиции вообще самый низкий среди инквизиций.

Можно, конечно, сослаться на Иисуса, который делал массу чудес, но у которого не сбылись практически никакие предсказания. Так, Иисус говорил, что некоторые из его учеников не умрут и попадут в царство божье живыми. Однако все они умерли, а царство божье не воцарилось не только при жизни их поколения, но и до сих пор.

Но и я не говорю, что писания Даниила Андреева не имеют значения. Наоборот, они весьма важны и для религиозной сферы, и для философской. Речь у меня идёт о том, что помогавшая ему инстанция помогала не таким образом, чтобы его видения были, так сказать, достоверными на 70 процентов.  То есть достоверность видений Даниила Андреева крайне мала, как и у всех духовидцев. Но, возможно, она раз в десять или в сто выше, чем у человека с улицы.

Сегодня Путин ввёл в России демократию

«Ответственное министерство», анонсированное Путиным, это ещё не вся демократия, но значительная её часть.

Из-за несогласия царя на «ответственное министерство» произошла февральская революция 1917 года. Кризис 1992-93 гг. и ельцинский переворот произошли из-за несогласия Ельцина на «ответственное министерство».

И вот Путин объявил введение этого самого «ответственного министерства», оставив президенту только право на увольнение правительства (при введении права парламента как на назначение, так и на увольнение правительства).

В целом система становится президентско-парламентской. Партии, кланы и олигархи приобретают значительно большую политическую значимость.

Должность премьера становится сравнимой с должностью президента. А Путин в должности премьера заведомо будет влиятельнее президента.

(no subject)

У Даниила Андреева есть один пассаж (он ещё и повторяется у него в разных модификациях), который при частичном переводе на светский язык звучит примерно так:

500 последних лет мировым лидером был Запад, потом им станет Россия, потом — Индия.

При этом он говорил, что окончательной предрешённости тут нет, а только намечена тенденция.

В пятидесятые годы почувствовать будущий подъём России можно было, например, по спутнику. Потом его можно было почувствовать во время перестройки (я это ощутил тогда и высказывал с разговорах с друзьями — я им говорил, что именно в России можно будет построить настоящий Дом). Сейчас третий, зримый во многих отношениях момент. При этом надо сказать, что сейчас имеется масса доказательных событий и процессов в эту сторону, но не хватает «романтической» инспирации.

Это происходит по двум причинам.

Во-первых, русские сейчас не вырастили из своей среды мыслителей мирового калибра, их и вообще сейчас никто не вырастил, не только русские. Дело осложняется тем, что требования объективно возросли. Сейчас для нужного уровня недостаточно иметь людей типа Успенского, Даниила Андреева, Поршнева, Николая Гартмана, Станислава Лема или Айзека Азимова.

Collapse )